"Наш край": место для "регионалов" и людей Порошенко
07:42 / 27.09.2015

"Наш край": место для "регионалов" и людей Порошенко

Центральная избирательная комиссия разрешила проводить выборы на большей территории Донецкой области, подконтрольной украинской власти.

Хотя новая власть обещала жить по-новому, выборы проходят практически «по-старому», с применением админресурса, грязных технологий и подковерной борьбы.

Ситуация в Славянске и Краматорске отображает ситуацию сложившуюся в целом по области.

В этих городах основными участниками гонки обещают стать три политические силы «Оппозиционный блок», партия действующего Президента Петра Порошенко и новая политическая сила «Наш край».

«Оппозиционый блок» представт остатками былой политической монополии — Партии регионов. Он идет к избирателям с лозунгами установления мира и рассчитывает на местных выборах взять реванш за поражение в масштабах Украины.

Особенностью выборов является, что пропрезидентские силы идут на выборы двумя колонами: одна в «Солидарности», другая — в «Нашем крае».

Разница лишь в том, что во второй колоне - «Нашем крае», все же больше бывших регионалов, которые решили перейти под покровительство центральной власти.


Новая политическая сила отбрасывает тень ПР / иллюстрация: «Новости Донбасса»

Буквально за 2 месяца до выборов Донецкую областную организацию «Наш край» возглавил опытный донецкий чиновник, бывший депутат Донецкого областного совета от Партии регионов Сергей Третьяков.

Под флаги партии собирают тех, кого раньше называли «крепкими хозяйственниками» - мэров городов Донецкой области, которые хотят сохранить свое положение уже с новой силой.

Сами представители «Нашего края» себя проектом власти не считают, и говорят, что они представляют местные громады. Несмотря на это в Донецкой области у этой партии прочные связи с президентской политической силой.

15 сентября в Краматорске состоялась презентация партии «Наш край». На мероприятии присутствовал заместитель главы Донецкой областной государственной администрации Виктор Андрусив.

На презентации был народный депутат из фракции Блок Петра Порошенко Максим Ефимов, которому предложили возглавить попечительский совет партии. Ефимов представил команду городской организации «Наш край».

А уже 18 апреля представители организации «Наш Краматорск» под руководством помощника Ефимова Андрея Бессоного уже пикетировали здание горсовета с требованием пересмотреть тарифы на  тепло.

После митинга Бессоный рассказал, что эта организация до конца года поставит в домах города 100 устройств учета тепла. Накануне выборов это звучит, как косвенная попытка подкупа.

До Майдана, неподалеку от Краматорска — в Славянске также поступал сын экс-премьера Николая Азарова Алексей Азаров, который запустил инициативу «Наш регион» и накануне выборов успел выдать городу и его жителям так называемые подарки в виде продуктовых наборов.

Получается, что избирательной кампанией «Нашего края» в Краматорске занимается депутат из президентской фракции, хотя было бы логичным, чтобы он вел агитацию за свою политическую силу.

Впрочем, по структуре президентская партия и «Наш край» мало чем отличаются. Главное отличие в том, что в «Солидарности» все же немного меньше людей связанных с предыдущей властью, хотя их масса.

В «Нашем крае» практически все видные фигуры имели связи с предыдущей властью,  были ей. 

Похожи у нее и методы ведения кампании. В Славянском районе сразу несколько кандидатов пожаловались на админресурс, который, якобы действует в пользу «Нашего края».  Они заявили, что агитацию этой партии распространяют через сельсоветы, а бюджетникам настоятельно рекомендуют голосовать за эту партию.  В «Нашем крае» категорически опровергли информацию о том, что они используют админресурс и казалось бы, откуда он есть у только что образованной партии.



Но все же журналисты «Донецкой правды» решили проехаться по местным сельсоветам и проверить эту информацию.

В 2-х из 3-х сельсоветах, которые удалось посетить, были обнаружены стопки партийных газет. Опрошенные работники школ уверяли, что их не принуждали голосовать за «Наш край», но говорили, что «такая партия есть».

И правда, откуда у новой партии админресурс? Ведь только действующая власть может им располагать. Получается, что это происходит с ее подачи? Или эта инициатива партийцев из местной власти или просто стечение обстоятельств?


Пока «Наш край» целенаправленно прорабатывает север Донецкой области, президентскую партию «Солидарность» серьезно штормит.

11 сентября из сюжета местного телеканала стало известно, что вместо исполняющего обязанности городского головы Олега Зонтова 9 сентября руководителем городской организации партии избран глава одного из местных коммунальных предприятий и функционер союза «Донбасс» Игорь Жиров.

О проведение отчетно-выборной конференции, на которой был избран Жиров, Зонтов ничего не знал, как и не знали партийцы лояльные к Зонтову.

А уже на следующий день — 10 сентября кадровые изменения были зарегистрированы местным управлением юстиции с небывалой для этого ведомства скоростью. Происходящее больше походило не на смену руководителя, а на рейдерский захват организации.

В лучших традициях подобных происшествий пострадавший Зонтов обратился в суд, чтобы отменить решение о своем смещении. Стороны конфликта его комментировать отказываются.

Что интересно 11 сентября на сессию Славянского горсовета пришел народный депутат Украины и фракции Блок Петра Порошенко Олег Недава, который обрушился с критикой на «зонтовского» заместителя городского головы Андрея Белозерова.

Депутату не понравилось, как городские чиновники расходуют деньги бюджета. Недава уверен, что на некоторые проекты можно получить больше денег от международных фондов, чем запрашивают городские власти. Белозеров парировал тем, что на реализацию этих проектов больше и не надо.

Недава является главой опекунского совета союза «Донбасс». В Славянске этот союз представляет занявший место Зонтова  в партии президента Игорь Жиров. Нардеп отрицает, что он был как-либо связан с отставкой Зонтова.

Решение партии довольно странное с точки зрения партийного строительства, но легко прогнозируемое исходя из украинских реалий.

Значит, в Зонтове партия Порошенко не видит своего кандидата на пост мэра.

Зонтов не был безнадежным кандидатом. Когда абсолютное большинство депутатов горсовета незаконно голосовало за утверждение главой исполкома «народного мэра» Вячеслава Пономарева, его в зале не было, не было его и когда голосовали за создание «народной милиции».

В это время Зонтов скрывался от боевиков. Нельзя его назвать и не-системным, «городским маргиналом», а ведь оппозиционные партии часто грешили такими типажами в своих рядах на Донбассе, где влиятельные бизнесмены и политики боялись связываться с оппозиционными проектами из-за чего те зачастую уходили в маргинес.

На выборах в парламент 2014 года по округу №47, в который входит Славянск и Славянский район, Зонтов без помпезной рекламы и массированной избирательной кампании показал приличный результат — почти 12% и занял 3 место.

Победитель, супруг Натальи Королевской, Юрий Солод, который глядел на избирателей с каждого билборда, вещал с местных телеканалов, и раздавал продуктовые наборы, набрал 34%. После года работы на должности исполняющего обязанности мэра, степень узнаваемости Зонтова среди горожан. Отказ от выдвижения на пост мэра знаковых кандидатов со стороны партии «Солидарность» является реверансом в сторону «Нашего края». Очевидно, что кандидату от этой политической силы мешать не будут.

Пока никто из известных на местном уровне людей не заявил о желании баллотироваться на пост городского головы. Партия власти вполне могла попробовать пиарить Зонтова на освоении средств для восстановления города. Новый человек строит новый город, но в партии Порошенко решили пойти привычным путем «крепких хозяйственников», как раз в тот момент, когда город начал получать средства от международных доноров и госбюджета на восстановление и развитие.

Власть в очередной раз решила пойти проторенным путем, расставив по городам области подконтрольных людей. Посмотрим, что из этого выйдет, но не стоит забывать, как весной 2014 года подобная, казалось бы монолитная система, в кризисных условиях рассыпалась как карточный домик.